Военная авиация

Начало 1991 г. ознаменовалось войной в Персидском заливе, в ходе которой важнейшую роль сыграла авиация стран антииракской коалиции, способствуя обузданию агрессора, обладавшего значительной военной мощью. Сопротивление иракской военной машины было сломлено в течение всего шести недель. Такая демонстрация воздушного превосходства и преимущества, которые дает практически полный контроль над воздушным пространством, попадают в историческую категорию «первых» и ведут к более безопасному будущему человечества под эгидой Организации Объединенных Наций.

Операция «Буря в пустыне» выявила огромные преимущества обладания самыми современными технологиями, включая самолеты- «невидимки» и «умное» оружие сверхвысокой точности. Приведет ли достигнутый успех к укреплению всеобщей безопасности или еще больше подстегнет гонку вооружений, подтолкнет к созданию все новых и новых сверхсовременных систем «умного» оружия? Существуют два фактора, которые говорят в пользу грядущего мира: во-первых, использованное в ходе боевых действий в зоне Персидского залива высокоточное оружие составило всего 1% от общего количества израсходованных боеприпасов; во-вторых, конец 1980-х — начало 1990-х годов ознаменовались растущим уровнем осознания народами мира того факта, что общего процветания можно достичь только совместными усилиями, а воля народов способна повлиять на политику правительств. «Буря в пустыне» во многом была телевизионной войной, своеобразным шоу для десятков миллионов телезрителей всего мира, которые, затаив дыхание, следили за развитием событий глазами репортеров, находившихся в самых горячих точках конфликта. Возможно, будет вполне уместным привести здесь слова Орвилла Райта, сказанные им еще в 1917 году: «Когда мы с братом построили и подняли в воздух первый в мире пилотируемый летательный аппарат, мы думали, что подарили человечеству изобретение, которое сделает будущие войны практически невозможными. Какая красивая была мечта и в какой кошмар она превратилась…»

С современной точки зрения эти слова звучат несколько наивно, ибо еще с незапамятных времен человек стремился использовать в военных целях любые изобретения, способные «ускорить» его ноги, «удлинить» руки или обострить зрение, чтобы выяснить, что же происходит в стане врага. И хотя нет никаких оснований сомневаться в искренности Орвилла, братья Райт раньше всех почувствовали выгоду от продажи первого военного аэроплана (купленного армией США), но якобы не рассчитывали на использование своего изобретения в вооруженных конфликтах, происходивших по всему миру. Вероятно, самый первый случай применения летательного аппарата в военных целях датируется 200 годом до и. э. По свидетельствам летописцев, китайский генерал Хан Син использовал воздушный змей, чтобы оценить расстояние между своими войсками и противником. Существуют данные, что и в Европе в 14-15 в.в. широко использовались воздушные змеи для бомбардировки вражеских крепостей. Спустя всего десять лет после первого подъема человека на привязном воздушном шаре, этот летательный аппарат также был приспособлен для военных целей — наблюдения и разведки (июнь 1794 г.), а спустя еще 55 лет — для бомбардировки неприятельских позиций (неуправляемый монгольфьер, 22 августа 1849 г.).